Ваня Будко

Ваня Будко

Сказка для Ванечки.

Дети умирать не должны и точка. Это аксиома. В отличие от слащавых мелодрам, в которых в конце всегда ждет хэппи энд, и чудо совершается точно по мановению волшебной палочки, в реальной жизни исход болезни малыша зависит от поступка каждого из нас. Один человек не прошел мимо, посочувствовал, помог, поддержал в минуту отчаяния. Другой – заглянул в тонкий бумажник, посмотрел на своих весело играющих детей и решил перевести деньги на счет семьи. Третий собрал дома продукты, игрушки и привез в Фонд «Святое Белогорье против детского рака». И вот маленький человечек живет, назло всем прогнозам и страшной болезни, даже не догадываясь о том, сколько людей поучаствовало в его судьбе. Я верю: все вместе мы можем придумать для каждого больного ребенка добрую сказку со счастливым концом… 
Свою биологическую маму Ванечка не помнит. Это было в другой жизни, когда его звали Витя. А отца ребенок никогда не видел: он погиб еще до рождения малыша. Бабушка Наталья Митрофановна буквально выплакала, вымолила у невестки рождение внука, который стал для нее последним утешением, памятью о безвременно ушедшем непутевом, но все-таки любимом сыне. Мальчика назвали Витей в честь отца. У него было две старших сестры: годовалая Маша и трехлетняя Настя. А вот газа в доме, где жила семья, не было. И еды часто не хватало на всех, потому что родители пили и в часы пьяного угара забывали о детях. Первые месяцы жизни маленького Вити прошли в холоде, голоде и постоянной борьбе за жизнь. Он даже уже не плакал, сжавшись в комочек под мокрыми простынями, знал, что все равно никто не подойдет. В четыре месяца малыш простыл так сильно, что оказался в больнице с воспалением легких. Инфекцию удалось победить, но вот анализы Вити по-прежнему заставляли хмуриться врачей. Вскоре стала понятна причина «плохой» крови. С диагнозом «ювенильный миеломоноцитарный лейкоз» ребенок попал в онкогематологическое отделении областной детской больницы. Спасибо заведующей отделением Татьяне Ивановне Бурлуцкой, которая неформально относится к лечению своих маленьких подопечных. Татьяна Ивановна звонила в Москву, проводила консилиум с коллегами из других клиник, искала все возможные пути лечения малыша. И снова оказалось, что Витя- редкостный «счастливчик»: такой формой лейкоза страдают, в основном, взрослые и только 1-2% детей. 
Первое время мама еще лечила Витю, ездила с ним по больницам, даже успела пройти одну химиотерапию. Но прежняя жизнь все сильней напоминала о себе. Желание забыться с такими же горе-собутыльниками оказалось сильней, чем материнский инстинкт. Значительно проще было выпить и почувствовать себя счастливой, чем день за днем бороться за жизнь сына и решать бытовые вопросы. Ее лишили родительских прав, когда Вите исполнился год. Маленьким сиротам светил один путь- в детский дом. Мальчик в это время совсем перестал улыбаться, он словно понимал: без любви и близкого человека ему в этом жестоком мире не выжить. И даже нет смысла пытаться. 
И тут на сцене пора появиться доброму герою. В сказке это, как правило, крёстная-фея. В жизни такими спасителями для детей оказались бабушка Наталья Митрофановна и ее муж Владимир Иванович Будко. Пусть он не был родным дедом этим детям, он всем сердцем жалел Витю, Машу и Настеньку. Наталья Митрофановна несколько дней не находила себе места, все не знала, как сказать мужу, что нельзя отдавать родную кровь в сиротский дом. А он сам однажды за ужином начал разговор: 
– Знаешь, я тут много думал и считаю, нам нужно забрать детей. Ну, не в детский же дом их отдавать в самом деле при живых родственниках? Мы еще с тобой еще на что-то сгодимся. 
Наталья Митрофановна, скрывая слезы, молча обняла его, такого родного и понимающего. Что, в самом деле, еще можно было добавить? Без помощи Владимира Ивановича ей, пенсионерке, троих маленьких детей было не поднять. 
Три года дети живут у бабушки с дедушкой. Настя с Машей у них по опекой. Внука Будко усыновили, дали ему другое имя, точно стерли не самое удачное начало жизни и подарили ребенку новую судьбу. Младшие дети зовут Наталью Митрофановну мамой, другой они не помнят. Семилетняя Настя порой говорит: 
-Бабушка, скажи им, что ты не мама! 
Наталья Митрофановна только машет рукой: мама должна быть у всех. Что же делать, если ей приходится быть и мамой, и бабушкой в одном лице. Вырастут дети, сами разберутся, кто есть кто. 
Когда болезнь отступает, Ванечка ничем не отличается от своих ровесников. В свои четыре года он- баловник и затейник, любитель шумных игр, вечно достающий своими забавами сестренок. Но малейший сквозняк, самая обычная простуда, любая инфекция становятся для ребенка настоящим бедствием. Ослабленный иммунитет не может справиться с этими проблемами, Ванечка начинает тяжело болеть… 
– Дети живут разные: и с ДЦП, и с иммунодефицитом, – сказали Наталье Митрофановне врачи в Национальном медицинском исследовательском центре детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева, – вам придется смириться и жить с этим. А когда Ваня вырастет, он сможет сам контролировать свое состояние. 
Когда Ваня вырастет… Эти слова звучат очень оптимистично для ребенка с таким заболеванием как ювенильный миеломоноцитарный лейкоз. Но мы ведь хотим придумать для ребенка сказку с хорошей концовкой, верно? Сейчас для Ивана Будко неполных пяти требуется лекарство роаккутан, стоимость одной упаковки- пять тысяч рублей, на месяц ребенку нужно три упаковки. 

Курс лечения обойдется в 45 000 рублей.

И пусть всем героям этой истории будет счастье, и никто не останется обиженным.

Сбор для Ивана уже закрыт, но вы можете поддержать других детей в рамках проекта Оплата обследования.

Помочь сейчас
Это старая версия сайта, перейти на новую версию нашего сайта вы можете кликнув по этой кнопке.Новая версия сайта
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru