Матвей Кривошеев

Матвей Кривошеев

Мотылек по имени Матвей 

Сначала немного математики. Один флакон лекарства Puri-Nethol (Пури-Нетол ) стоит примерно десять тысяч рублей или 145 евро. В Германии препарат можно приобрести еще дешевле- от 90 до 100 евро. 
Когда говорят, что жизнь бесценна, то просто не знают, как нужно считать. Жизнь одного маленького мальчика из Вейделевки стоит около 40 тысяч российских рублей – это цена курса препарата Puri-Nethol, без которого ему не выжить. Много это или мало? 
Для кого-то – совсем небольшая сумма. Для семьи, которая четыре года сражается с опасным заболеванием, по сути, находится на войне- серьезные деньги. Кривошеевым очень нужна передышка, чтобы собраться с силами и приготовиться к новому бою с болезнью. И надеяться им не на кого, кроме таких же обычных людей, как и они сами. 
Российский аналог этого лекарства государство выдает бесплатно. Вот только у Матвея индивидуальная непереносимость этого препарат, а значит российский аналог здесь не поможет. 
Импортозамещение здесь просто не работает. 

От рецидива до ремиссии 

Пятилетний Матвей ничем не отличается от своих ровесников. Он, как и все мальчишки, любознателен, любит собирать конструктор, играть в лего, сейчас осваивает велосипед. Застенчиво прячется при виде чужих людей. Но всегда готов поучаствовать в телефонном разговоре. 
– Как вы зовете сына, полным именем? – спрашиваю у мамы Матвея, Лили Кривошеевой. 
– Мотя, меня зовут Мотей, – звенит в трубке детский голос, – а еще Мотыльком, так меня зовет бабушка. 
Матвей провел на больничной койке больше двух лет. Ему пришлось заново учится ходить после компрессионного перелома. И он с раннего детства знает, что такое лейкоз… 
Этот диагноз Матвею поставили в год и десять месяцев. Ребенок пошел в детский сад, но только и делал, что болел. Окружающие говорили: пройдет период адаптации, все как рукой снимет. Но лучше Матвею не становилось. Он переболел всем, чем только можно – от ангины до бронхита. Стал прозрачным, как персонажи на картинах Брейгеля. Только светло-пастельные тона на полотнах голландского художника выглядят умиротворенно и гармонично, бледность ребенка казалось странной. Врачи направили мальчика на анализ крови, он показал, что у него лейкоз. 
С тех пор жизнь Матвея четко поделена на черные и белые отрезки. Он и его близкие так и живут: от рецидивов до ремиссий. 
Десять месяцев в гематологическом отделении областной детской больницы- два года дома на поддерживающем лечении. Полгода в Москве, на больничной конке – полтора в Вейделевке, с семьей. 
С декабря 2016 года, после компрессионного перелома двух позвонков, Матвей заново учился ходить. Сперва ползал, как маленький. Потом пытался встать на ноги. Помогло дорогостоящее лечение, специальный корсет и, конечно, терпение мамы Лили. Врачи оставляли Матвею немного шансов на благополучный прогноз, говорили- не больше 10-15%, что он выздоровеет. Но Мотылек живет, несмотря на все диагнозы. Может потому, что его очень любят мама, бабушка и все его близкие. 
Жизнь ночного мотылька быстротечна. Судьба Мотылька Матвея в наших руках. 

Сумма к сбору 45 000 руб.

Сбор для Матвея уже закрыт, но вы можете поддержать других детей в рамках проекта Оплата обследования.

Помочь сейчас
Это старая версия сайта, перейти на новую версию нашего сайта вы можете кликнув по этой кнопке.Новая версия сайта
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru